Главные новости | Приветствую Вас Гость | | Вход

Меню сайта

Категории раздела
Беседы с Личностью
Статьи о Главной Пифии
Литературоведческое

Главная » Статьи » Статьи и интервью » Беседы с Личностью

Ник Перумов: патриотическая провокация

На самом деле, трудно найти в современной фантастике более антифашистскую книгу, чем вошедшие в дилогию книги "Череп на рукаве" и "Череп на небесах". И последние события в Эстонии показывают, что эта тема становится все более актуальна. В беседе с фантастом-2006" Ником Перумовым наш корреспондент попыталась расставить точки над "ё".

  
  Н.Перумов: Что мне мешало вставить абстрактную такую империю, абсолютно абстрактного императора? Сколько уж было их в жанре - не счесть. Была бы еще одна. Была бы вполне коммерческая книжка, продали бы мы этот тираж и были бы все в шоколаде и в зефире. Но мне-то как раз это и не интересно. Я всегда писал поперек линованной бумаги и на всякие гламуры плевал с высокой башни. У меня всегда была моя работа, я всегда знал, что могу в любой момент вернуться и поэтому делал то, что хотел, что было мне интересно.
  И "Череп", конечно, сознательно провокационный роман. Потому что мне надо было исследовать вопрос верности знаменам, причем, знаменам, которые тебе отвратительны по природе своей. Историю исследования принципа "меньшего зла", только с другой стороны. Ведь герой в дилогии "Империя превыше всего" проходит путь от убежденного врага этой империи к тому, кто понимает, что, пусть его назовут предателем, пусть его презирают, пусть он продаст свою душу дьяволу, но он будет сотрудничать даже с дьяволом, если это поможет ему сохранить его родину в неприкосновенности. И я показываю, что даже в отвратительном государственном монстре можно отыскать ниточки, дергая за которые ты можешь повернуть ситуацию. Не всегда героическая смерть грудью на амбразуру ценнее вот такой жизни. Гораздо проще умереть стоя, чем жить на коленях. Но что делать, если от твоей жизни на коленях зависит жизни сотен миллионов других. Что тогда делать? Я пытался решить этот вопрос.
  Мне надо было заострить этот графический образ такой империи, а что может быть более ненавистного для русского читателя, чем образ нацистской Германии? Это вплавлено у нашего поколения на уровне костного мозга. Поэтому я взял для этой империи эстетику и символику Третьего Рейха. Имена офицеров и генералов в книге - это реальные имена офицеров вермахта. Звания скопированы из табеля о рангах Третьего Рейха, оттуда же названия дивизий, их эмблемы, номера, боевая история, тип обозначения техники и даже имперский герб - орел с венком и солнцем - это всем известная эмблема гитлеровской Германии, только вместо свастики в орле лицемерно вставлено восходящее солнце, чтобы, с точки зрения империи, не раздражать до конца верноподданных, чтобы лишить быдло лишнего повода броситься на проволоку.
  Я прекрасно понимал, что найдется масса людей, которые обвинят меня в пропаганде фашизма, и такие нашлись. Например, книжный критик Аркадий Рух не устает поносить меня устно и письменно. Есть люди, которые поверили в это, потому что хотелось поверить. Есть люди, которые сделали вид, что поверили, потому что им это по каким-то причинам выгодно.
  Вот почему появилась эта империя. Мне нужно было столкнуть главного героя Руслана Фатеева с самым отвратительным гособразованием, какое я только мог придумать. Но мне было важно показать не просто какого-то абстрактного монстра среди дымящихся печей Освенцима. Это выхолостило бы роман, сделало бы его совершенно одномерным. Мне нужно было показать вот такого ленивого государственного монстра, потому что империя в моем романе скорее напоминает по своей структуре и способам жизни Второй Рейх, имперскую Германию после Бисмарка и до окончания первой мировой войны. Заимствована эстетика Третьего Рейха, потому что, помимо всего прочего, сейчас эта эстетика очень активно реабилитируется на Западе, я это вижу собственными глазами. Ни одна другая армия или участница антигитлеровской коалиции не пользуется таким вниманием коллекционеров, как нацистская.
  
  НМ: То, что происходит сейчас в Латвии, Эстонии?
  
  НП: В Латвии и Эстонии - отголоски того же самого, естественно. Маленьким шавкам сказали "фас". Тоже своеобразная провокация. Их спустили с цепи, они тешат свое больное самолюбие. Я не удивлюсь, когда они объявят, что если бы в 41-м дали бы волю их легионам, то они бы непременно лично взяли Москву и Ленинград. Я все жду когда президент, эта безумная Вика об этом объявит. Хотя как таковые прибалтийские части в составе гитлеровской армии, в составе частей СС, прославились исключительно расправами над мирным населением Белоруссии. А не какими-то подвигами на фронте. На фронте они как раз были разбиты вдребезги и проявили куда меньшее упорство в сопротивлении силам русской армии, чем даже соседние немецкие части. Так что не им хвастаться воинской доблестью, поэтому и приходится им придумывать несуществующие подвиги, да воевать с бронзовым солдатом, который, к сожалению, не может сойти с постамента подобно Каменному гостю Пушкина, и дать сдачи. Вся эта кампания - безусловно часть кампании по реабилитации германского вермахта в рамках всемирной программы по дискредитации, ошельмованию и оплевыванию России. А эта программа, похоже, при всей своей абсолютной ирреальности, заложена у англо-саксонского истэблишмента на генетическом уровне. Она становится государственной политикой, иногда явной, иногда тайной, но всегда присутствующей. Можно игнорировать угрозы исламского радикализма, можно наводнить старую добрую Англию миллионами фанатичных мусульман. Я сам гулял по Оксфорд-стрит в Лондоне среди шахидок с закрытыми лицами - это было между лондонскими взрывами - и, входя в магазин, я не знал, выйду ли из него, или какая-нибудь из этих женщин с горящими глазами хлопнет себя по животу и приведет в действие взрывное устройство. Можно наводнить Англию этими людьми, которым наплевать на великую английскую культуру, на традиции, которые искренне ненавидят приютившую их страну и устраивают там эти взрывы. Но самый страшный враг для них - это Россия. Продолжается бессмысленное заклинание в англо-саксонском истэблишменте по обе стороны Атлантики: как "Карфаген должен быть разрушен", точно так же Россия должна быть разрушена. Вроде бы сейчас Англия идет в фарватере американской политики, а некие глубинные комплексы, абсолютно ирреальные и не продиктованные никакими нынешними военно-политическими соображениями, продолжают работать. Это называется "назло маме отморожу уши". И в рамки такой политики прекрасно укладывается спуск с цепи шавок этих мелких, которых при нормальных условиях любой русский император раздавил бы сапогом и не заметил любое подобное тявканье. И при русских императорах все эти господа помалкивали и сидели тихонечко и смирнехонько. Полякам по крайней мере хватило смелости несколько раз восставать и с оружием в руках драться за свободу. Но эти и этого не сделали. Поэтому они вымещают зло на беззащитном памятнике.
  
  Н.М. На мой взгляд, трудно найти более пророссийский, более антифашистский роман в русской фантастике. Это очень глубокая, философская вещь. И многоплановая, в частности, очень четко обозначена линия развенчания так называемого наивного романтизма, который многие часто путают с героическим романтизмом. Вы же утверждаете, что нет героизма в том, чтобы погибнуть красиво.
  
  Н.П. Нет героизма в том, чтобы красиво умереть. Я старался передать, помимо всего прочего, еще и это ощущение у последней черты. В дилогии от русских осталось пять миллионов - население Ленинграда. И вот эта планетка... я тут немного подыграл и сделал планетку курортной, подобно Крыму. И я хотел показать, что можно оттолкнуться ногой от Урала, и не только, когда враг у ворот Москвы. Действительно всё, каждый мускул, каждый нерв, каждая клеточка тела мобилизована до предела, и солдаты готовы драться на улицах и не отступать. Когда враг у ворот, то все понятно: нужно брать дубину и идти сражаться. А вот когда враг вроде бы у ворот, но это какой-то не такой враг, что-то он какой-то мягонький. Я показывал в этой книге опасность мягкого тоталитаризма. Да, это империя без газовых камер и крематориев. И тем она еще более страшна, потому что это не явный враг. Это именно тот враг, к которому начинаешь привыкать, как к неизбежному злу, как к меньшему злу. И даже нацистская форма, фашистские фактически знамена перестают действовать на каком-то этапе. Потому что получается, что лучше смириться с ними. Тут нет никакого противоречия с тем, что я говорил раньше.
  
  НМ: У героя другая задача и это внешнее смирение?
  
  НП: Да. Я действительно очень хотел написать прорусский роман в условиях фактического запрета в СМИ на слово "русский", на гордость за русский народ, за русскую историю, за славу русского оружия, когда к 60-летию победы газета "Московский комсомолец" публиковала отвратительные статьи Минкина о том, как хорошо бы было, если бы действительно бы победил Гитлер. Ну, начнем с того, что сам господин Минкин отправился бы в вагоне в Аушвиц и не вернулся бы из этого путешествия. И нужно быть просто полным профаном в истории, не читавшим генеральный план "Ост", который очень многие сейчас стали на удивление вовремя объявлять позднейшей подделкой, надо не читать документов о деятельности зондеркоманд или айнзацкоманд "АВС", действовавших на оккупированной территории и скурпулезно посчитавших все сотни тысяч уничтоженных ими в Белоруссии, Украине, России. Все это нужно не знать или просто забыть, или, может, полученный от немецкого посольства гранд заставляет забыть?
  Немцев я как бы и не осуждаю. Они при всем своем внешнем смирении на самом-то деле, я думаю, определенным образом относятся ко всем этим событиям. Почему я и их и сделал: реванш, наконец-то реванш. Но реванш на другом уровне: "мы же не звери, мы культурные, нам не нужны газовые печи, это извращение с Гитлером". Ведь что сейчас происходит в реальном мире: происходит отделение Гитлера от вермахта. Фактически - реабилитация нацизма как такового для начала проходит в форме реабилитации Вермахта. Отделим его от Гитлера. Получим, что преступления совершал СС, рейхсфюрер Гиммлер, по приказу Гитлера. Отделили. Потом вспомнили тот факт, что большинство зондеркоманд, истребительных батальонов были сформированы из жителей оккупированных земель. В Белоруссии орудовали западенцы. В северной Белоруссии орудовали прибалтийские батальоны. Логика такая: напомним о них, а потом скажем: "посмотрите на простого немецкого солдата, посмотрите как он стойко сражался за фатерлянд, как он не сдавался до мая 45-го, претерпел такие лишения под натиском коммунистических орд монголов. Орды монголов - это у них стандартное выражение. Как он умело сражался, сколько он истребил этих "иванов" - 30 миллионов! - его завалили трупами. Как умело командовали им его офицеры, какая блистательная была техника, какая красивая форма". Казалось бы, безобидно все это... Но так ли? И я просто сделал следующий логический шаг: от реабилитации вермахта мы неизбежно придем к реабилитации того политического режима, которому он служил, чьим инструментом он являлся. И мы получаем на выходе вот эту империю. Но я не хочу эксплуатировать без конца эту тему. Я высказал наболевшее, и нужно теперь ждать, когда накопятся мысли и чувства, чтобы сделать следующий шаг в этом направлении.
  
  НМ: Ник, извини, я, может, в одни ворота играю, но хотелось бы закончить тему. Мне показалось, что в России появилась озабоченность взлетом профашиствующих движений, разгулом коричневых.
  
  НП: Я должен спросить: а тут есть этот взлет? Я привык не доверять истерикам СМИ. Когда мне начинают кричать о страшном русском фашизме, я же знаю, нутром чую, какую прививку от нацизма получил наш народ. И не надо путать, как мне кажется, вот эти группы скинхедов, которые возникли просто в подражание немецким группам, со здоровым национальным движением. Когда народ инстинктивно чувствует, что за спиной пропасть, а штыки надвигаются, людей толкают все дальше и дальше к обрыву, то от отчаянья начинаются вот эти конвульсивные движения народного организма, далеко не всегда в приятной и адекватной форме. Но нету политического политического движения, которое защищало бы права русского народа в конституционной, парламентской, цивилизованной форме. Нету такого движения! Зато есть рассуждения типа: "А что вы хотите, это и так Россия, страна русских, вы должны потесниться и уступить место вот этим, и этим, и вон тем, потому что они маленькие и слабые. Что вам еще надо?" Но этнические диаспоры сильны как раз тем, что они организуют круговую поруку. Там, где они оказываются, немедленно начинается коррупция в органах власти, потому что эти люди знают - это Восток. А на Востоке как нужно? Главному базарному смотрителю неси пеню. И городскому мурзе отнеси мзду. Это идет, начиная с арабских сказок. Таков порядок их жизни. Органы власти, получив такой удобный источник дохода, который легко контролируется - не надо там бабушек трясти, выбивать с них дань - все принесут сами, уважительно будут говорить, организуют ресторан, почетно накормят обедом. Что ж не порадеть таким человечкам? Я хочу сказать: России как воздух нужно именно здоровое национальное движение. Не безумные интербригады.
  
  НМ: Которых ты тоже развенчиваешь в дилогии...
  
  НП. Развенчиваю. Конечно, когда обезумевшие молодчики забивают какого-нибудь несчастного студента из Конго, то они должны отвечать по всей строгости закона. Однако, такой же закон должен защищать олимпийского чемпиона Нелюбина, зарезанного как барана кавказцами в новогоднюю ночь во дворе собственного дома только потому, что он попросил их не так громко веселиться - люди могут отдыхать. Преступников не нашли. И никто не кричал о том, что это страшный кавказский фашизм. А все партии, которые только берут на вооружение русские лозунги - это либо клоуны, либо вруны и обманщики. Нету здоровой силы, которая бы системно работала над сбережением и развитием русского народа, именно русского, как государственно-образующей нации, станового хребта государства.
  
  Из зала: Всякая ли империя отвратительна?
  
  НП: Я как раз и показывал, что вот эта вымышленная империя из соображений реванша позаимствовала вот эти грязные, запятнанные кровью знамена. Именно потому, что в определенных кругах эти знамена, наоборот, считаются святынями. Ну а что? Не под ними же гнали евреев в Дахау, этим занималась СС, а СС это уже что-то такое вненациональное. СС уже деликатно отделено и от немцев. Немецкий солдат теперь подается как простой рабочий, надевший форму и пошедший воевать за фатерлянд, по приказу фюрера, которому он верен потому, что это фюрер, а не потому, что фюрер убивает евреев. Да, уверяют нас, он был обманут, использован, он просто верил вождю своему, но посмотрите, как он доблестно и мужественно дрался.
  Империя, естественно, не отвратительна. И я выдам вам небольшой секрет. Пишется сейчас книга, где, помимо всего прочего есть и такие строки... Герой обращается к правителю страны (которая очень напоминает Россию, где герои носят русские имена, но страна Россией не называется) с такой речью: Ваше величество, почему вы в который раз ставите права инородцев выше права русских? Почему даете вы конституцию окраинам и отказываете в этом сердцу империи? Почему Привислянский край, где последний раз были бунты, имеет и конституцию, и не рекрутчину, а всеобщую воинскую повинность? Почему Финляндия (в романе она называется по-другому) имеет свою марку, а жители вообще не служат в армии, в то время, как коренное население несет все повинности и все тягости на себе. Объявите конституцию, отмените рекрутчину, дайте леготу сердцу державы. Иначе пар вырвется из котла. На что государь отвечает так: Эх ты, ничего-то ты не понимаешь. Не утеснениями слабых сильна держава, но жертвенностью сильных.
  
  НМ Но если все сильные пожертвуют собой, то останутся только слабые.
  
  НП. То есть, вот это сейчас и происходит.
  
  НМ. И завершающий аккорд: будешь ли ты продолжать эту тему?
  
  НП. Буду обязательно продолжать вот эту русскую тему. Возможно, в форме третьей книги о треугольнике Империя-Новый Крым-Федерация, а Федерацию я тоже развенчиваю. И в форме последнего проекта, который пока не афишируется широко. Но эта тема будет обязательно развиваться, потому что, если есть фактически запрет на открытое обсуждение этой темы в СМИ, мы снова будем говорить эзоповым языком, мы снова будем говорить не шершавым языком плаката, а со страниц книг. Это наш долг.
   Вопрошала Наталья Метелева
Категория: Беседы с Личностью | Добавил: meteleva  | Автор: Наталья Метелева
Просмотров: 599

НОВИНКА!
Другие книги